Share on telegram
Telegram
Share on vk
VK
Share on facebook
Facebook

Как журналисты раскрывали убийство

«В яблоневом саду в черте города найден труп мужчины средних лет…» Это не очередная криминальная сводка, а выдержка из протокола осмотра места происшествия, который в этот раз вели не следователи, а журналисты. Поэтому документ изобилует творческими подробностями. В честь своего профессионального праздника — Дня сотрудников органов предварительного следствия — представители управления Следственного комитета по Могилевской области совместно с сотрудниками управления Государственного комитета судебных экспертиз назначили очередной брифинг… на месте преступления. Не настоящего, конечно же, но в обстановке, приближенной к реальной.

«У нас труп, возможно, криминал!»

На место преступления на улице Челюскинцев журналисты прибыли вместе со следственно-оперативной группой. Судя по всему, убийство. Мужчина не подает признаков жизни, из груди торчит нож. На столе и земле — следы недавнего «пикника»: пустая бутылка, несколько рюмок, закуска… Картину произошедшего предстоит прояснить следователям, которые ведут протокол осмотра места происшествия; экспертам-криминалистам, фиксирующим обстановку места происшествия, отыскивающим, описывающим и изымающим видимые и невидимые следы; медицинским судебным экспертам, обязанным правильно описать положение трупа (в нашем случае), повреждения, и журналистам, которые должны наблюдать за происходящим.

Место происшествия обносят специальной лентой, начальник криминалистического отдела УСК по Могилевской области Евгений Агородников выдает начинающим следователям жилеты с надписью «Следчы камiтэт», одноразовые бахилы и перчатки — без них нет доступа к телу.

— Это нужно для того, чтобы не принести свои отпечатки пальцев или биологические следы на место преступления, — поясняет эксперт Могилевского межрайонного отдела ГКСЭ Владислав Сурин.

Только на качественный осмотр места происшествия следователи тратят от нескольких часов до нескольких суток… Журналисты, конечно, при содействии специалистов потратили меньше — около часа.

Нам представилась возможность пройти все эти этапы — от осмотра предполагаемого трупа, в роли которого выступил манекен, до снятия отпечатков пальцев с найденных вещественных доказательств.

А глаз — как у орла

Как рассказали специалисты, осматривать место происшествия можно двумя способами: от центра к краям и наоборот. Нам не терпелось прикоснуться к «потерпевшему», поэтому мы начали вести репортаж, то есть протокол, из эпицентра событий.

Оказывается, по температуре воздуха на улице, температуре тела убитого, пятнам и ранам на нем можно с точностью до нескольких часов установить, когда наступила смерть, удивляет начальник отдела медико-криминалистических экспертиз управления ГКСЭ по Могилевской области Иван Драница. Очевидно, что мелочей в экспертном деле не бывает, здесь важна каждая деталь. Вдруг именно она и станет той самой главной зацепкой! Положение тела, форма и вид раны — эксперты не пропускают ни одной детали.

Коллеги Владислава Сурина рассказывают, что однажды злоумышленники, отправившись совершать кражу, припарковали свою машину… в сугроб у дома. Таким образом, номер автомобиля отпечатался на снегу. Осматривая местность, эксперты обратили на это внимание, сфотографировали номер и установили автомобиль предполагаемых преступников.

В нашем случае в пепельнице были обнаружены окурки сигарет разных марок — возможно, курили несколько человек. Причем на одном — следы розовой губной помады.

Все эти наблюдения и нюансы не только проговариваются, но и скрупулезно фиксируются в протоколе, напоминает старший следователь криминалистического отдела УСК по Могилевской области Кирилл Хлус.

Все оставляют следы

Разбросанные бутылки, рюмки — это тоже улики, а значит, с них необходимо снять отпечатки пальцев при помощи порошков и кисточек, а также проверить на наличие биологических следов — для этого у экспертов есть специальные тубусы. Последними оказываются пробирки с ватными палочками. Ими собирают кровь, обрабатывают слизистую рта, а также протирают, например, горлышко бутылки. Там ведь тоже могут быть следы.

— После того как следы изъяты, ватную палочку нельзя сразу закрывать, — предостерегает Евгений Агородников новоявленных экспертов, старательно макающих палочки в «вещество бурого цвета». — Ей нужно подсохнуть, иначе в тубусе может появиться плесень, после чего изучить эту улику будет нельзя.

И тут же рассказывает, как автоугонщик оставил отпечаток уха на стекле с водительской стороны. А ушные раковины, как и пальцы, тоже имеют свой уникальный рисунок.

Судебные эксперты проводят одорологические экспертизы, когда исследуются запаховые следы человека. Научно доказано, что кровь в период свертывания и засыхания «консервирует» запахи, в том числе и чужих людей, а эксперты могут эти запахи извлекать и идентифицировать. Оценив такие возможности, могилевские следователи подняли материалы по убийству шестерых человек в деревне Большая Мощаница Белыничского района в 2005 году. Спустя 15 лет дело приобрело новый оборот, убийцы были найдены и осуждены.

Пока мы собирали одни улики, то чуть не затоптали другие — на тропинке обнаружен четкий след от левого ботинка. Шансов не так много, но вдруг он принадлежит убийце? Владислав Сурин поясняет: чтобы этот след снять с земли и увезти на экспертизу, надо сделать гипсовый слепок. Журналистам доверяют замешать гипс (набор для этого всегда в чемодане эксперта) и залить от пятки к носку отпечаток подошвы. Однако перед этим участок надо опрыскать лаком для волос, чтобы «склеить» землю или песок. Под гипс нужно уложить специальную сетку — для прочности конструкции. Через некоторое время, в зависимости от погодных условий, слепок так затвердеет, что его можно будет поднять с земли. На нем отпечатаются все детали обуви. К слову, такие слепки берут и со снега. Анализируя отпечаток обуви, можно рассказать, мужчине или женщине он принадлежит. Помимо размера, можно узнать даже рост человека, который его оставил. А еще — определить специфику походки, нес ли человек что-то тяжелое или нет.

По следу, как и по отпечаткам пальцев, правоохранители смогут отыскать если не преступника, то хотя бы возможного свидетеля — участника застолья.

Наука хитрее преступника

Пока застывал гипс, журналисты смогли в полной мере оценить оснащенность 15-килограммового чемодана эксперта-криминалиста.

В самом начале осмотра места преступления эксперт зафиксировал расстояние от места убийства до ближайших крупных объектов при помощи дальномера. В нашем случае — здание почты и большое дерево.

— В нашем арсенале появилась камера, которая снимает пространство на 360 градусов. Раньше для фиксирования необходимо было сделать много фотографий места преступления. А теперь достаточно связать эту камеру со смартфоном — и ты получаешь объемную и детальную фотографию всего помещения. Потом мы составляем эти фотографии в виртуальный тур и прикладываем к уголовному делу. И судьи, которые будут разбираться в деле, смогут «побывать» на месте преступления и все детально изучить, — демонстрирует «умный» гаджет Евгений Агородников. — Еще одно достижение техники — видеоэндоскоп. Благодаря ему мы можем проникать в труднодоступные места с наименьшим ущербом. Например, при поиске наркотических средств в машине.

Зачастую следователям приходится работать в темное время суток. И здесь на помощь приходит световая мачта, которая запускается за пару минут и освещает около 10 метров вокруг.

Однако все эти приспособления — лишь удобные инструменты в профессиональных руках могилевских следователей. А журналисты, которые хоть и не раскрыли преступление, даже без видеоэндоскопа и световой мачты увидели, что реальная работа следователей, криминалистов и экспертов все-таки отличается от сериалов и детективных романов. Но делают они ее уж точно не хуже вымышленных «коллег»!

Следствие вела Екатерина ЛЬДОВА

Фото автора

Как журналисты раскрывали убийство